Открытое обращение Совета Адвокатской Палаты Удмуртской Республики
Константин Ривкин, член Совета АП Москвы, интервью об актуальных вопросах адвокатуры
Гасан Мирзоев: Защитникам нужен закон, который защищал бы их самих
О поправках к проекту № 469485-7 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
Памятка адвокатам, участвующим в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению на территории Удмуртской Республики

Позиция заявителя:
Заявитель обращает внимание на то, что закон позволяет прокурору в любое время приступить к проверке прекращенного уголовного дела и отменить постановление о прекращении дела, вынесенное на стадии предварительного следствия, в связи с чем, автоматически прекращается и процесс реабилитации. Таким образом, по его мнению, право на реабилитацию целиком поставлено в зависимость от органа, осуществляющего уголовное преследование. Он указывает, что в нормах не прописано, в каком порядке судопроизводства должны рассматриваться заявления реабилитированных, а неопределенность норм ведет к произвольному их применению и, как следствие, к возможности отмены по формальному основанию решений, вынесенных в пользу реабилитированных. Все это, по его мнению, ослабляет гарантии судебной защиты в процессе реализации права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и должностных лиц. Исходя из этого, заявитель просит признать оспоренные нормы не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 2, 15 (часть 1), 18, 45 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 53, 123 (часть 3) и 129 (часть 1).
Позиция Суда:
Реализация права на возмещение вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, гарантируется конституционной обязанностью государства обеспечивать судебную защиту прав и свобод человека и гражданина.
Оценивая конституционность статьи 135 и части шестой статьи 399 УПК РФ, Конституционный Суд отметил, что для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, прокурор вправе участвовать в судебном заседании, а оспариваемые нормы не противоречат Конституции. В этой процедуре прокурор не выступает в качестве процессуального оппонента (противника) реабилитированного, а обеспечивает доведение до суда сведений, необходимых для решения вопроса о возмещении вреда. Кроме того прокурор не освобожден от исполнения обязанностей разъяснять пострадавшим от правонарушений порядок защиты их прав и свобод, принимать меры по предупреждению и пресечению нарушений закона, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ущерба.
В Постановлении КС РФ отмечено, что обязанность принести от имени государства официальное извинение реабилитированному в досудебной стадии уголовного процесса за причиненный ему вред лежит на соответствующем прокуроре. Неисполнение или ненадлежащее исполнение им такой обязанности могут быть обжалованы в суд.
Не противоречащими Конституции признаны и часть пятая статьи 135 УПК РФ во взаимосвязи со статьей 138, пунктом 1 статьи 397 и пунктом 1 части первой статьи 399 данного Кодекса, поскольку само по себе несоблюдение судом процессуальных правил рассмотрения требований реабилитированного не служит основанием для отмены вынесенного в порядке гражданского судопроизводства судебного решения, которым удовлетворено требование реабилитированного о возмещении ему имущественного вреда.
Часть первая статьи 214 во взаимосвязи с пунктом 3 части второй статьи 133 УПК РФ признана не соответствующей Конституции, так как позволяет прокурору в течение неопределенного срока отменять вынесенное по реабилитирующим основаниям постановление о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования без предоставления лицу, в отношении которого оно вынесено, эффективных гарантий защиты. В связи с этим законодателю дано поручение внести в действующее уголовно-процессуальное законодательство необходимые изменения. Они должны быть направлены на обеспечение государственной, в том числе судебной, защиты от необоснованного возобновления уголовного преследования и ограничения права на возмещение вреда лицу. При этом в пределах срока давности привлечения к уголовной ответственности нельзя исключать возможность отмены принятого постановления о прекращении уголовного дела или  уголовного преследования. Данное уточнение сделано для случаев, если выявятся новые сведения о причастности лица к совершению преступления, а такая отмена будет необходима для восстановления социальной справедливости и предупреждения совершения новых преступлений.
До внесения изменений, вытекающих из решения КС РФ, введен временный порядок отмены или изменения постановления о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования. Такая отмена допускается в срок, не превышающий одного года со дня его вынесения. Через год постановление может быть отменено только судом по заявлению прокурора или потерпевшего с обязательным предоставлением лицу, уголовное преследование которого было прекращено, возможности участия в судебном заседании.
Также КС РФ отметил, что в случае возвращения вышестоящим судом требования реабилитированного лица о возмещении вреда на новое судебное рассмотрение судья, ранее принимавший решения в отношении данного лица в его уголовном деле, не должен участвовать в рассмотрении этого требования. Аналогичные ограничения отмечены и для судьи, который ранее дал юридическую оценку этому требованию, вновь ставшему предметом судебного разбирательства.