Резолюция о недопустимости преследования адвокатов за реализацию ими своих конституционных прав и о восстановлении статуса адвоката А.Н.Казакова
Адвокат Белоковыльский: Похвала коронавирусу
или комментарий самоизолянта к поправкам к Конституции РФ
Проект Инфометр представляет: Общероссийская база дисциплинарной практики
Голос адвоката приглашает адвокатское сообщество ознакомиться с базой и поделиться своим мнением о ней.
«НИЖАЙШИЙ СТАНДАРТ ДОКАЗЫВАНИЯ»
АДВОКАТЫ ОБЪЯСНЯЮТ, ЧТО НЕ ТАК СО СЛЕДСТВИЕМ И СУДОМ ПО ДЕЛУ «СЕТИ»*
Константин Ривкин, член Совета АП Москвы, интервью об актуальных вопросах адвокатуры
Памятка адвокатам, участвующим в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению на территории Удмуртской Республики

РЕШЕНИЕ

Совета Адвокатской палаты Удмуртской Республики

г. Ижевск 28 сентября 2017 года

 

Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики в составе членов Совета – ТАЛАНТОВА Д.Н., КРАСИЛЬНИКОВА А.Н., ЛЯМИНОЙ Л.В., БАЛАСАНЯН Г.М., ГАНЦЕВА М.В., ГЛУХОВА Д.Г., ЖИДКОВОЙ Т.В, КОСТАНОВА О.К., МИЗЕВА А.В., НОСКОВА Д.П., ПАНТЮХИНА Д.Б., ТАЛАНТОВА Н.Д., ТУХВАТУЛЛИНА З.Ш., ШАКИРЗЯНОВА И.И., ШИШОВА А.В.

рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство в отношении адвоката Б, возбужденное по Представлению Вице-президента Адвокатской палаты УР Баласанян Г.М.

 

Установил:

04 августа 2017 года на имя Вице-президента Адвокатской палаты Удмуртской Республики Баласанян Галины Михайловны поступила докладная главного бухгалтера Адвокатской палаты Удмуртской Республики Широких Надежды Леонидовны (Исх. № 1030 от 04.08.2017 г.), в которой указывалось, что задолженность адвоката Б. по обязательным отчислениям на общие нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации составляет более двух месяцев.

На дату представления указанной докладной задолженность адвоката Б. по обязательным отчислениям на общие нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики, а также Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации составила:

- перед Адвокатской палатой Удмуртской Республики – 6 000 рублей 00 копеек;

- перед Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации – 800 рублей 00 копеек.

Данная задолженность образовалась в результате невнесения адвокатом Б. указанных отчислений за период с апреля 2017 года по июль 2017 года, то есть более двух месяцев.

Кроме того, 03 августа 2017 года при рассмотрении дисциплинарного производства, возбужденного в отношении адвоката Б., Советом Адвокатской палаты Удмуртской Республики в связи с наличием задолженности по обязательным отчислениям на нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики в размере 6 000 рублей 00 копеек и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в размере 800 рублей 00 копеек за период с декабря 2016 года по март 2017 года, а также в Целевой фонд профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов в размере 500 рублей 00 копеек, к адвокату Б. была применена мера дисциплинарной ответственности в виде предупреждения (протокол заседания Совета Адвокатской палаты Удмуртской Республики от 03 августа 2017 года № 10).

Задолженность адвоката Б., возникшая за период с декабря 2016 года по март 2017 года, по обязательным отчислениям на общие нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, а также в Целевой фонд профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов погашена не была.

Исходя из изложенного, общий размер непогашенной адвокатом Б. задолженности по отчислениям на нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики составляет (с учетом неоплаченной задолженности за период с декабря 2016 года по март 2017 года) 12 000 рублей 00 копеек, перед Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 1 600 рублей 00 копеек, в Целевой фонд профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов 500 рублей 00 копеек.

07 августа 2017 года Вице-президент Адвокатской палаты Удмуртской Республики Баласанян Галина Михайловна внесла Представление на имя Президента Адвокатской палаты Удмуртской Республики Талантова Дмитрия Николаевича (исх. № 1039 от 07.08.2017 г.), предложив в соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 17 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пунктом 1 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката возбудить дисциплинарное производство в отношении адвоката Б. и вынести его рассмотрение на заседание Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Удмуртской Республики, уведомив участников дисциплинарного производства.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 20 и пункта 1 статьи 21 Кодекса профессиональной этики адвоката, 07 августа 2017 года Президентом Адвокатской палаты Удмуртской Республики Талантовым Дмитрием Николаевичем было вынесено Решение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Б.

На момент возбуждения дисциплинарного производства задолженность адвокатом не погашена.

Рассмотрение дисциплинарного производства в отношении адвоката Б. было вынесено на заседание Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Удмуртской Республики, состоявшееся 24 августа 2017 года.

О рассмотрении 24 августа 2017 года на Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Удмуртской Республики дисциплинарного производства, адвокат Б. была извещена надлежащим образом.

24 августа 2017 года в помещении Адвокатской палаты Удмуртской Республики по адресу: г. Ижевск, ул. Родниковая, 62, состоялось заседание Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Удмуртской Республики в составе: председателя Квалификационной комиссии Талантова Д.Н., заместителя председателя Квалификационной комиссии Самойлова В.В., секретаря Квалификационной комиссии Чучаловой Н.В., членов Квалификационной комиссии Ветошкиной Т.П., Гаязова Г.Г., Наумовой М.О., Пузановой И.Р., Романова А.А., Сосновского Д.В.

На заседание Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Удмуртской Республики адвокат Б., будучи надлежащим образом извещена о дате рассмотрения дисциплинарного производства, не явилась.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Удмуртской Республики, изучив представленные доказательства и документы, пришла к заключению, что адвокат Б. нарушила нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката; не исполнила решения органов адвокатской палаты.

По результатам изучения материалов дисциплинарного производства Квалификационная комиссия установила, что задолженность адвоката Б. по отчислениям на общие нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики, а также Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации за период с апреля 2017 года по июль 2017 года составила 6 800 рублей 00 копеек, в том числе, перед Адвокатской палатой Удмуртской Республики – 6 000 рублей 00 копеек; перед Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации – 800 рублей 00 копеек.

В обоснование заключения Квалификационная комиссия ссылается на докладную главного бухгалтера Адвокатской палаты УР – Широких Н.Л., Представление Вице-президента Адвокатской палаты УР Баласанян Г.М., в которых указаны факты, свидетельствующие о наличии в действиях адвоката нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката, неисполнении решений органов адвокатской палаты, а также на требования и положения ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодекса профессиональной этики адвоката, Протокола конференции адвокатов УР от 13 апреля 2007 года, Протокола конференции адвокатов УР от 27 мая 2016 года, Решения Всероссийского съезда адвокатов от 22.04.2015 г.

Подпунктами 4, 5 пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» установлено: «Адвокат обязан:

-соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции;

- ежемесячно отчислять за счет получаемого вознаграждения средства на общие нужды адвокатской палаты в размерах и порядке, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов адвокатской палаты соответствующего субъекта РФ».

Согласно пункта 6 статьи 15 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 7 и подпунктом 4 пункта 2 статьи 30 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» Конференция Адвокатской палаты УР 13 апреля 2007 года приняла решение о привлечении адвокатов, не вовремя осуществляющих ежемесячные отчисления на нужды Адвокатской палаты УР и в Федеральную палату адвокатов РФ, к дисциплинарной ответственности вплоть до прекращения статуса адвоката, если задолженность по отчислениям составляет более 2 месяцев. Обязательные ежемесячные отчисления на общие нужды Адвокатской палаты УР и в Федеральную палату адвокатов РФ должны производиться не позднее 10 числа следующего за отчетным периодом.

Согласно Решения Конференции Адвокатской палаты Удмуртской Республики 27 мая 2016 года обязательные ежемесячные отчисления на общие нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики были утверждены в размере 1 500 рублей с 01 июня 2016 года.

Решением Всероссийского съезда адвокатов от 22 апреля 2015 года обязательные ежемесячные отчисления на нужды Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации были утверждены в размере 200 рублей с 01 мая 2015 года.

Таким образом, отказ адвоката Б. от перечисления денежных средств на общие нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации является нарушением подпунктов 4, 5 пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и неблагоприятно сказывается на деятельности Адвокатской палаты Удмуртской Республики, в том числе, в связи с тем, что палата лишается возможности производить оплату труда работников аппарата, адвокатам, работающим в органах Адвокатской палаты Удмуртской Республики.

Пунктом 2 статьи 7 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» установлено: «За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Подпунктом 3 пункта 2 статьи 17 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» установлено: «Статус адвоката может быть прекращен в случае неисполнения им решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции».

На основании изложенных норм права, решений Конференции Адвокатской палаты Удмуртской Республики, решений Всероссийского съезда адвокатов Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Удмуртской Республики вынесла заключение о наличии в действиях адвоката Б. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей и неисполнении решений органов Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации.

 

28 сентября 2017 года Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики на своем заседании рассмотрел материалы дисциплинарного производства, возбужденного по представлению Вице-президента Адвокатской палаты Удмуртской Республики Баласанян Г.М., в отношении адвоката Б., которая, в соответствии с пунктом 3 статьи 24 Кодекса профессиональной этики адвоката, не представила письменных объяснений о несогласии с заключением Квалификационной комиссии Адвокатской палаты УР от 24 августа 2017 года, на заседание Совета не явилась, сведений об уважительности причин своего отсутствия на заседании Совета не представила.

Рассмотрев и оценив все материалы дисциплинарного производства и заключение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Удмуртской Республики от 24 августа 2017 года, Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики находит заключение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Удмуртской Республики от 24 августа 2017 года, вынесенное в отношении адвоката Б., законным и обоснованным, соответствующим собранным в ходе дисциплинарного производства доказательствам, выводы, изложенные в заключении, объективными и мотивированными.

К моменту рассмотрения Советом Адвокатской палаты Удмуртской Республики дисциплинарного производства в отношении адвоката Б. задолженность ею не погашена.

Советом Адвокатской палаты Удмуртской Республики установлено, что задолженность адвоката Б. по обязательным отчислениям на общие нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов РФ за период с апреля 2017 года по июль 2017 года составила:

- перед Адвокатской палатой Удмуртской Республики – 6 000 рублей 00 копеек;

- перед Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации – 800 рублей 00 копеек.

Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики, не пересматривая заключение Квалификационной комиссии по дисциплинарному производству, возбужденному по представлению Вице-президента Адвокатской палаты Удмуртской Республики Баласанян Г.М. в отношении адвоката Б., в части установленных ею фактических обстоятельств, не выходя за пределы представления, соглашается с выводами, изложенными в заключении Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Удмуртской Республики от 24 августа 2017 года, и считает, что в действиях адвоката Б. имеются нарушения норм Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (подпунктов 4, 5 пункта 1 статьи 7, подпункта 4 пункта 2 статьи 30), Кодекса профессиональной этики адвоката (пункта 6 статьи 15), выразившиеся в неисполнении решений органов Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации.

 

Установленные пунктом 5 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката сроки для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности не истекли.

К моменту рассмотрения Советом Адвокатской палаты Удмуртской Республики дисциплинарного производства в отношении адвоката Б. задолженность ею не погашена.

Также Совет принимает во внимание, что 03 августа 2017 года при рассмотрении дисциплинарного производства, возбужденного в отношении адвоката Б., Советом Адвокатской палаты Удмуртской Республики в связи с наличием задолженности по обязательным отчислениям на нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики в размере 6 000 рублей 00 копеек и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в размере 800 рублей 00 копеек за период с декабря 2016 года по март 2017 года, а также в Целевой фонд профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов в размере 500 рублей 00 копеек, к адвокату Б. была применена мера дисциплинарной ответственности в виде предупреждения (протокол заседания Совета Адвокатской палаты Удмуртской Республики от 03 августа 2017 года № 10).

Задолженность адвоката Б., возникшая за период с декабря 2016 года по март 2017 года, по обязательным отчислениям на общие нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, а также в Целевой фонд профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов погашена не была.

Таким образом, на момент рассмотрения настоящего дисциплинарного производства, в соответствии с пунктом 1 статьи 26 Кодекса профессиональной этики адвокат Б. имеет непогашенное дисциплинарное взыскание в виде предупреждения за аналогичный дисциплинарный проступок.

Исходя из изложенного, общий размер непогашенной адвокатом Б. задолженности по отчислениям на нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики составляет (с учетом неоплаченной задолженности за период с декабря 2016 года по март 2017 года) 12 000 рублей 00 копеек, перед Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 1 600 рублей 00 копеек, в Целевой фонд профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов 500 рублей 00 копеек.

При определении меры дисциплинарной ответственности Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики исходит из того, что адвокат Б. на протяжении длительного времени не производит оплату обязательных отчислений на общие нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, тем самым игнорирует решения органов Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, обязательные для исполнения адвокатами, не принимала и не принимает никаких мер к погашению образовавшейся задолженности.

При таких обстоятельствах, Совет Адвокатской палаты УР приходит к выводу, что дальнейшее пребывание Б. в адвокатуре невозможно, так как она проигнорировала обязательные требования, установленные для адвоката Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвокатов, на протяжении длительного времени не исполняла решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции, и тем самым нанесла ущерб Адвокатской палате Удмуртской Республики.

В соответствии с пунктом 7 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката в решении Совета о прекращении статуса адвоката за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливается срок, по истечение которого указанное лицо допускается к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката. Указанный срок не может составлять от одного года до пяти лет.

Исходя из изложенного, с учетом характера и тяжести совершенного адвокатом Б. проступка, размера задолженности по обязательным отчислениям на нужды Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов РФ, периода времени, в течение которого адвокат не исполняла обязанность по внесению обязательных отчислений, наличия непогашенного дисциплинарного взыскания в виде предупреждения, Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики считает необходимым применить в отношении адвоката Б. меру дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката и установить срок один год, по истечение которого Б. может быть допущена к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката.

 

В соответствии с п.п. 2 п. 2 ст. 17, ст. 31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», ст.ст. 18, 19, 24, 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики

РЕШИЛ:

1. В действиях адвоката Б. наличествуют нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в неисполнении решений органов Адвокатской палаты Удмуртской Республики и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации.

2. По результатам рассмотрения дисциплинарного производства, возбужденного по Представлению Вице-президента Адвокатской палаты Удмуртской Республики Баласанян Г.М., применить к адвокату Б. меру дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката.

3. Установить срок в один год, по истечение которого Б. может быть допущена к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЗАСЕДАНИЯ

СОВЕТА АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ

УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Д.Н. ТАЛАНТОВ

 

СЕКРЕТАРЬ ЗАСЕДАНИЯ

СОВЕТА АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ

УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Л.В. ЛЯМИНА