Открытое обращение Совета Адвокатской Палаты Удмуртской Республики
Константин Ривкин, член Совета АП Москвы, интервью об актуальных вопросах адвокатуры
Гасан Мирзоев: Защитникам нужен закон, который защищал бы их самих
О поправках к проекту № 469485-7 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
Памятка адвокатам, участвующим в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению на территории Удмуртской Республики

Так, в соответствии со ст. 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту – УПК РФ) «Данные предварительного расследования не подлежат разглашению, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи. Следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации. Данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия не допускается».

Согласно ч. 3 ст. 53 УПК РФ «Защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Вместе с тем, в соответствии с Определением Конституционного суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года №467-О «Установленный статьей 161 УПК Российской Федерации порядок предупреждения участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения данных предварительного следствия без разрешения уполномоченных лиц предусматривает возможность отобрания подписки о неразглашении соответствующих сведений с предупреждением об ответственности по статье 310 УК Российской Федерации. Названная норма подлежит применению в системном единстве с другими, базовыми для нее, уголовно-процессуальными нормами, устанавливающими обязанность определенных участников судопроизводства - потерпевшего, гражданского истца, защитника, гражданского ответчика, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика и понятого не разглашать данные предварительного расследования (статьи 42, 44, 53 - 60 УПК Российской Федерации), и определяющей статус подозреваемого статьей 46 УПК Российской Федерации, содержание которой аналогично нормам о статусе обвиняемого и не предполагает возложение на него обязанности давать подписку о неразглашении без соответствующего разрешения ставших ему известными в связи с участием в предварительном расследовании данных и последующего привлечения к уголовной ответственности за их разглашение».

Согласно ч. 5 ст. 49 УПК РФ «В случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении».

Иных норм, обязывающих адвоката дать подписку о неразглашении данных предварительного расследования не имеется. Санкций за отказ от дачи такой расписки адвокатом действующим законодательством не предусмотрено.

Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязанности адвоката-защитника давать подписку о неразглашении материалов уголовного дела, кроме случая, когда в них содержится государственная тайна и защитник не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям (ч. 5 ст. 49, ч. 3 ст. 53, ст. 161 УПК).

В соответствии со ст. 9 1. Кодекса профессиональной этики адвоката (принят Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003) «Адвокат не вправе: действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне; занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного».

Поскольку действующее законодательство (в соответствии с толкованием, приведенным в указанном выше Определении Конституционного суда Российской Федерации) не предполагает возложение на подозреваемого, обвиняемого обязанности давать подписку о неразглашении без соответствующего разрешения ставших ему известными в связи с участием в предварительном расследовании данных и последующего привлечения к уголовной ответственности за их разглашение, полагаю, что в действия адвоката в случае предложения написания подобной расписки должны быть согласованы с подзащитным, и в том случае, если сообщение сведений о ходе предварительного расследования необходимо в рамках осуществления защиты, адвокат должен отказаться от дачи такой расписки.

Кроме того, при решении вопроса о разглашении данных предварительного расследования, как способе защиты, адвокату также надлежит руководствоваться нормами Кодекса профессиональной этики адвоката об адвокатской тайне. При этом, даже при абсолютной убежденности адвоката о необходимости разгласить определенные сведения, но при отсутствии согласия доверителя на их разглашение, адвокат обязан руководствоваться позицией доверителя.

Таким образом, при решении вопроса о даче либо отказе от дачи расписки о неразглашении данных предварительного расследования адвокату следует руководствоваться не только внутренним убеждением о том, что дача такой расписки повлечет нарушение права на защиту доверителя, но и позицией самого доверителя, который вправе как настаивать на том, чтобы адвокат дал подобную расписку, так и на том, чтобы он отказался от ее подписания.

Далее следует отметить, что при разглашении данных предварительного следствия, в случаях, когда такие действия направлены на осуществление защиты подозреваемого, обвиняемого по уголовному делу, адвокату не должен нарушать права и свободы иных участников уголовного судопроизводства.

Так, в соответствии со статьями 23, 24 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Согласно Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» под персональными данными подразумевается любая информация, относящаяся к физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы и другая информация (п.п. 1 ст. 3). Операторами и третьими лицами, получающими доступ к персональным данным, должна обеспечиваться конфиденциальность таких данных (ст. 7). Под конфиденциальностью персональных данных понимается обязательное для соблюдения оператором или иным получившим доступ к персональным данным лицом требование не допускать их распространения без согласия субъекта персональных данных или наличия иного законного основания (п.п. 10 ст. 3).

Аналогичная норма содержится также в ч. 3 ст. 161 УПК РФ, согласно которой «Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия не допускается».

Кроме того, при оглашении данных предварительного расследования адвокату надлежит учитывать также положения действующего законодательства о недопустимости разглашения коммерческой, банковской и иной охраняемой законом тайны.

Таким образом, Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики полагает, что при разглашении данных предварительного расследования, адвокат вправе сообщать лишь информацию, относящуюся к его доверителю и с согласия последнего, при этом он не вправе сообщать сведения, разглашение которых может повлечь нарушение прав и законных интересов иных лиц.

Кроме того, в рамках разъяснения вопросов, поставленных заявителем, следует отметить следующее. Так, в случае удостоверения отказа адвоката от подписи в порядке ст. 167 УПК РФ, и последующем разглашении данных предварительного следствия, со стороны правоохранительных органов возможно инициирование вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката по ст. 310 Уголовного кодекса Российской Федерации. Решение вопросов правомерности возбуждения данного уголовного дела, а также его исход не могут быть предметом рассмотрения Совета Адвокатской палаты Удмуртской Республики, поскольку находятся вне пределов его компетенции.

ПРЕЗИДЕНТ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ

УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ТАЛАНТОВ Д.Н.