Адвокат Белоковыльский: Хвала коронавирусу
или комментарий самоизолянта к поправкам к Конституции РФ
Проект Инфометр представляет: Общероссийская база дисциплинарной практики
Голос адвоката приглашает адвокатское сообщество ознакомиться с базой и поделиться своим мнением о ней.
«НИЖАЙШИЙ СТАНДАРТ ДОКАЗЫВАНИЯ»
АДВОКАТЫ ОБЪЯСНЯЮТ, ЧТО НЕ ТАК СО СЛЕДСТВИЕМ И СУДОМ ПО ДЕЛУ «СЕТИ»*
Константин Ривкин, член Совета АП Москвы, интервью об актуальных вопросах адвокатуры
О поправках к проекту № 469485-7 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
Памятка адвокатам, участвующим в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению на территории Удмуртской Республики

 

 

К обсуждению адвокатского сообщества предложена редакция проекта КПЭА, опубликованного в № 17 «Новой адвокатской газеты» от 6 сентября 2012 года.

Разумеется, не зная мотивов, которыми руководствовались разработчики, судить о пользе предлагаемых нововведений сложно, но общее впечатление складывается достаточно негативное и возникает желание предостеречь коллег от служения абстрактным понятиям в ущерб интересам конкретного адвоката.

В нашей истории было время, когда моральный облик подменял понятие «личность», и человек воспринимался лишь в качестве механического элемента самодовлеющей системы, гештальт которой состоял из набора лозунгов.

Забота о репутации корпорации и кажущиеся недостатки в работе органов отдельных палат не могут являться причиной для создания инструмента воздействия на решения, принимаемые палатами, а также ущемления гражданских прав адвокатов и вмешательства в их частную жизнь.

Не следует забывать, что адвокатура является активным институтом гражданского общества, а адвокаты – правозащитниками в самом широком смысле этого слова.

Новая редакция Кодекса от регулирования профессиональной деятельности переходит к регулированию общественной и личной жизни адвокатов, на основе отвлеченных и расплывчатых понятий, имеющих крайне субъективные оценочные характеристики.

Отдельные изменения и новеллы бесполезны для рядового адвоката, иные существенно ухудшают его положение по сравнению с действующей редакцией. Ряд новелл заставляет задуматься об их соответствии нормам и принципам права.

 

1. Честь и достоинство корпорации

Согласно п.1 ст.4 Проекта адвокаты при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие их его профессии, избегать действий (в частности, публичных выступлений, в том числе в средствах массовой информации), которые могли бы умалить авторитет адвокатуры и ее деловую репутацию.

Указанная норма Проекта является недействующей в части наложения дисциплинарного взыскания за любое публичное выступление умаляющее авторитет адвокатуры и её деловую репутацию, до тех пор, пока не будет вынесено судебное решение по иску о защите деловой репутации в соответствии с требованиями ст.152 ГК РФ (или ст. 128.1. УК РФ).

При этом необходимо учитывать, что истцом по настоящему делу должно быть физическое или юридическое лицо, чья деловая репутация была непосредственно затронута публичным выступлением.

Аналогичный подход сформирован в практике арбитражных судов, когда к членам саморегулируемых организаций применяют меры дисциплинарного воздействия за выражение членами своей точки зрения, а дисциплинарные комиссии незаконно возлагают на себя функции осуществления правосудия в нарушение установленного законом порядка.

Также не следует забывать, что согласно п.2 ст.18 адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

 

2. Моральные качества и обязательные указания.

Согласно п.3 ст.4 Проекта «адвокат должен обладать высокими моральными качествами и удовлетворять требованиям, предъявляемым к уровню профессиональной компетентности».

Согласно п.4. ст.4.1 Проекта основной задачей Комиссии по этике является рассмотрение практики применения настоящего Кодекса. Комиссия по этике дает обязательные для адвокатов, адвокатских образований, адвокатских палат субъектов Российской Федерации разъяснения по вопросам применения настоящего Кодекса.

Согласно п.п. 6) п.2 ст.20 4 Проекта жалоба, представление, сообщение признаются допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства, если они поданы в письменной форме и в них указаны: конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей и (или) общих принципов морали и нравственности в обществе.

Системное толкование вышеуказанных норм Проекта приводит к мысли, что Комиссия по этике уполномочена давать обязательные для адвокатов указания по вопросам морали, а не исполнение адвокатом этих обязательных указаний может повлечь за собой возбуждение дисциплинарного производства.

Во-первых, необходимо выразить сомнение в том, что в современном обществе существует единый кодифицированный свод неких общих моральных правил.

Принципы морали достаточно расплывчаты, субъективны и имеют оценочный характер. Можно дойти и до того, что нарушением Кодекса этики будет признан засиженный мухами портрет государя-императора, если провести параллель с известным произведением Гашека.

Во-вторых, следует указать на то, что обсуждаемые нормы Проекта противоречат Закону об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Согласно п.2 ст.4 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре КПЭА устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности. Следовательно, никакая иная деятельность адвоката не может быть регламентирована КПЭА.

Также п.2 ст.17 Закона устанавливает исчерпывающий перечень оснований для прекращение статуса адвоката за неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, нарушении адвокатом норм кодекса профессиональной этики адвоката и за неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции.

Следует отметить, что в соответствии с п.п.2) п.2. ст.36 Закона Всероссийский съезд адвокатов принимает КПЭА, утверждает внесение в него изменений и дополнений.

Следовательно, чтобы нормы Кодекса были обязательны для адвокатов, они должны приниматься в установленном законом порядке, а именно – легитимным органом, действующим в пределах его компетенции. Разъяснения Кодекса этики иными органами и принятие разъяснений в качестве обязательных – незаконно.

Согласно п.7. ст.33 Закона Квалификационная комиссия по результатам рассмотрения жалобы дает заключение о наличии или об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей.

Следовательно, адвокат может быть наказан за нарушение конкретных норм КПЭА, уполномоченным законом органом, а не за нарушение «рекомендаций по применению» или «принципов морали».

Фактически разработчики Проекта предлагают создать орган, который будет вторгаться в пределы исключительной компетенции Всероссийского съезда адвокатов (высшего органа управления, занимающегося нормотворчеством), Квалификационных комиссий палат (специализированных органов, занимающихся правоприменительной практикой) и судебной власти.

 

3. Кодекс судейской этики

Совершенно безосновательными являются отсылки к Кодексу судейской этики, поскольку они не учитывают различие между статусом представителя судебной власти и представителя гражданского общества, а равно и то, что ограничения на судей налагаются в первую очередь Законом «О статусе судей в Российской Федерации», положения которого дублирует Кодекс судейской этики.

Аналогичные законодательные ограничения для адвокатов отсутствуют.

В связи вышесказанным не лишне напомнить, что согласно п.2 ст.1 ГК РФ граждане (физические лица) приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

 

4. Обязанность соблюдать федеральные законы.

Согласно п.2 ст.4 Проекта адвокат обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, руководствоваться Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», принципами и правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, неукоснительно следовать присяге адвоката.

Благое и правильное начинание, которое заключает в себе потенциальную опасность. А тем более, когда КПЭА приобретает очевидный репрессивный характер.

Согласно пп.5) п.1 ст.20 Проекта поводами для возбуждения дисциплинарного производства  являются: иные поводы, предусмотренные настоящим Кодексом.

Мало того, что иные поводы теперь следует искать по всему КПЭА, что плохо сочетается с принципом правовой определенности, так следуя логике Проекта, на адвоката можно наложить дисциплинарное взыскание за любое нарушение законодательства (о моральных принципах больше не говорим): чем не повод – штрафы за нарушение ПДД или даже отдельные гражданские споры с участием адвоката в качестве стороны, могут выявить нарушения адвокатом законодательства РФ.

Необходимо ст.4 и п.4 ст.20 Проекта оставить в действующей редакции, пп.5) п.1 ст.20 Проекта – исключить.

 

5. Увеличение сроков дисциплинарного производства и применения дисциплинарного взыскания. Сокращение сроков обжалования.

Согласно п.5 ст.8 Проекта меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев года со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года двух лет – сравниваем со ст.4.5. КоАП.

Согласно п.1 ст. 23 Проекта дисциплинарное дело, поступившее в квалификационную комиссию адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, должно быть рассмотрено не позднее двух трех месяцев, не считая времени отложения дисциплинарного дела по причинам, признанным квалификационной комиссией уважительными - сравниваем с п.1.1. ст.29.6. КоАП.

Согласно п.1 ст.24 Проекта срок рассмотрения дисциплинарного дела Советом составляет не два месяца, а шесть – сравниваем с п.1.1. ст.30.5 КоАП.

Согласно п.4 ст.24 Проекта Совет получает право рассматривать дисциплинарные дела с представлением новых доказательств.

Согласно пп. 5) п.1 ст.24 Совет вправе принять по дисциплинарному производству следующее решение: о направлении дисциплинарного производства квалификационной комиссии для нового разбирательства вследствие существенного нарушения процедуры, допущенного ею при разбирательствет.е. по своему усмотрению! Не лишне вспомнить, что даже в УПК РФ не существует аналогичных норм.

Как пишут в подобных случаях: No comments! Если в отельных палатах недостаточно хорошо организована работа по дисциплинарному производству, то руководителям палат следует сделать иные выводы, а не предлагать поправки, которые противоречат интересам рядовых адвокатов.

Простое сравнение указанных нововведений с действующими процессуальными нормами кодексов РФ позволяет предположить скорое наступление 1937 года в новой адвокатской иерархии.



4. Адвокатская тайна.

Согласно п.4 ст.6 Проекта при возбуждении в отношении адвоката дисциплинарного производства адвокат по требованию председателя квалификационной комиссии или назначенного им заместителя из числа членов комиссии обязан представить адвокатское производство, в том числе соглашение об оказании юридической помощи доверителю и документы о денежных расчетах между адвокатом и доверителем.

Подобное требование является прямым нарушением п.1. ст.8 Закона, который к адвокатской тайне относит любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Адвокат может (а не обязан!) представить материалы адвокатского производства только в той мере, в которой это обосновано необходимостью защиты его прав или обязан в том случае, когда доверитель (в своей жалобе) дал согласие на прекращение действия адвокатской тайны и ходатайствовал перед дисциплинарной комиссией о предоставлении указанных материалов.

5. Сомнения юридического характера.

Исчезла из Проекта замечательная статья, которая была необходимым подспорьем при участии адвоката в качестве представителя одной из сторон в корпоративных спорах в т.ч. когда соглашение может быть заключено с лицом, чьи полномочия оспариваются в судебном порядке.

Согласно п.1 ст.7 адвокат принимает поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.

Указанное положение являлось гарантией защиты интересов адвоката и основанием для выполнения принятого поручения от того органа управления юридического лица (одного из двух участников спора), с которым было заключено соглашение.

 

Заключение.

 

Согласно п.2 ст.35 Федеральная палата адвокатов как орган адвокатского самоуправления в Российской Федерации создается в целях представительства и защиты интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, координации деятельности адвокатских палат, обеспечения высокого уровня оказываемой адвокатами юридической помощи.

В положении о роли адвокатов, принятом Восьмым конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990г. в разделе о гарантиях деятельности адвокатов указано: «Правительства должны обеспечить адвокатам возможность исполнить все их профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства».

Не хотелось бы думать, что может наступить время, когда адвокатам придется искать защиту не только от государства, но и от действий Федеральной палаты адвокатов, тем более в связи с принятием Кодекса этики, который безосновательно ухудшает положение адвокатов и ограничивает их в гражданских правах и свободах.

 

Карпов Михаил Викторович, заведующий 31-филиала НО «Московская областная коллегия адвокатов».