Резолюция о недопустимости преследования адвокатов за реализацию ими своих конституционных прав и о восстановлении статуса адвоката А.Н.Казакова
Адвокат Белоковыльский: Похвала коронавирусу
или комментарий самоизолянта к поправкам к Конституции РФ
Проект Инфометр представляет: Общероссийская база дисциплинарной практики
Голос адвоката приглашает адвокатское сообщество ознакомиться с базой и поделиться своим мнением о ней.
«НИЖАЙШИЙ СТАНДАРТ ДОКАЗЫВАНИЯ»
АДВОКАТЫ ОБЪЯСНЯЮТ, ЧТО НЕ ТАК СО СЛЕДСТВИЕМ И СУДОМ ПО ДЕЛУ «СЕТИ»*
Константин Ривкин, член Совета АП Москвы, интервью об актуальных вопросах адвокатуры
Памятка адвокатам, участвующим в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению на территории Удмуртской Республики

 

Дело №2-3125/09

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

12 ноября 2009 года г. Ижевск

Октябрьский районный суд г. Ижевска Удмуртской Республики в составе председательствующего судьи Кричкер Е.В., при секретаре Русских А.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску адвоката Г. к Адвокатской палате Удмуртской Республики о признании незаконными и отмене заключения и решений,

у с т а н о в и л:

Первоначально адвокат Г. (далее тексту – истец) обратился в суд с иском к Адвокатской палате Удмуртской Республики (далее по тексту – АП УР, ответчик) и С. о его реабилитации путем отмены решения о возбуждении дисциплинарного производства, решения Совета АП УР и заключения Квалификационной комиссии АП УР, оставлении жалобы С. без удовлетворения, о признании действий ответчиков посягающими на его честь, достоинство и деловую репутацию, взыскании со С. компенсации морального вреда в сумме 2 500 000 рублей.

Исковое заявление мотивировал тем, что в ноябре 2008 года С. обратилась на него с жалобой в АП УР, в которой совершила посягательство на его честь, достоинство и деловую репутацию. На протяжении года работы по делам С. истец добился определенных результатов: было отменено постановление об оставлении заявления без рассмотрения, возбуждено уголовное дело в отношении бывшего мужа С., а сама С. и ее дети были признаны потерпевшими, также адвокат участвовал в других мероприятиях уголовного процесса, защищал права С. и ее детей в судах. Кроме того, истец составил исковые заявления от своего имени и от имени С. о вселении в квартиру и предложил ей встретиться, чтобы подать иск в суд, но в ответ услышал оскорбления и угрозы о том, что к истцу будут приняты меры со стороны АП УР. Истец указывает на то, что АП УР не проведена проверка по жалобе С., ему не вручена копия жалобы, не предложено и не предоставлено время, чтобы подготовить и дать объяснения по жалобе. Случайно узнав о рассмотрении жалобы в Квалификационной комиссии, истец подготовил и направил туда письмо. Истец полагает, что необоснованное и незаконное возбуждение дисциплинарного производства, равно как и не соответствующие действительности доводы жалобы С. посягают на его честь, достоинство и деловую репутацию. Требования о компенсации морального вреда истец обосновал затратами времени, больших средств и потерей здоровья (л.д. 3-6).

В ходе рассмотрения настоящего гражданского дела истец в полном объеме отказался от исковых требований, заявленных к С. (л.д.38, 40). Отказ Г. от исковых требований к С. принят определением суда от 04 сентября 2009 года (л.д. 41, 42).

Кроме того, в силу ст.39 ГПК РФ, истец уточнил предмет заявленных требований и просил суд признать незаконными и отменить заключение Квалификационной комиссии при АП УР, решение Совета АП УР от 18 марта 2009 года, решение Президента АП УР о возбуждении дисциплинарного производства и восстановить его права, нарушенные органами АП УР (л.д. 37-40, 52-55).

В судебном заседании истец Г. поддержал заявленные исковые требования в полном объеме, ссылаясь на доводы, изложенные в иске, просил их удовлетворить. При этом уточнил, что нарушенные ответчиком права, должны быть восстановлены путем отмены оспариваемых им решений. Истец пояснил, что получил от ответчика только решение о возбуждении дисциплинарного производства и заключение Квалификационной комиссии при АП УР, а решение Совета АП УР, обжалуемое им в рамках настоящего гражданского дела, ему вручено ответчиком только после настоящего обращения в суд. В связи с чем, истец полагает, что срок на обращение в суд с заявленным спором им не пропущен. По существу заявленного спора истец пояснил, что соглашение, заключенное между ним и С., написано С. под его диктовку и является предварительным. Они намеревались заключить окончательное соглашение после того, как прояснятся обстоятельства дела. С. хотела, чтобы ее мужа осудили с отбыванием наказания в местах лишения свободы, а потом решить жилищный вопрос. Жилье она имела, т.к. проживала у своей матери. На 04 октября 2008 года истец договорился встретиться со С. в суде, чтобы подать иск о ее вселении в спорную квартиру. С этой целью он подготовил два иска о вселении, но в последний момент С. передумала, заявив, что обжалует действия истца в АП УР.

В судебном заседании представитель ответчика – Вице-президент АП УР адвокат Красильников А.Н., действующий на основании доверенности от 13 июля 2009 года сроком до 29 декабря 2009 года (л.д.9), исковые требования Г. не признал, полагая их не подлежащими удовлетворению, поскольку истец пропустил срок обращения в суд по заявленному спору. По существу иска пояснил, что обжалуемые истцом решения и заключение, а также процедура дисциплинарного производства полностью соответствуют Кодексу профессиональной этики адвоката и Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (л.д. 43, 44).

Допрошенная в качестве свидетеля управляющая делами АП УР Семеновых С.В. в судебном заседании пояснила, что занимается рассылкой документов в рамках дисциплинарного производства, находящегося на рассмотрении в Совете АП УР. В частности, адвокату Г. по жалобе С. простой почтой, без уведомления, ею направлялись уведомление о времени и месте заседания Совета АП УР, заключение Квалификационной комиссии при АП УР, а также решение Совета АП УР, принятое по результатам рассмотрения жалобы. Кроме того, в день рассмотрения жалобы С. на Совете АП УР свидетелю неоднократно звонил помощник адвоката Г. – Г., который интересовался результатами рассмотрения. В связи с чем, по его просьбе, Семеновых С.В. около 19.00 часов позвонила Г. на домашний телефон и сообщила о решении, принятом Советом АП УР.

Допрошенный в качестве свидетеля пенсионер Г. в судебном заседании пояснил, что он около трех лет добровольно помогает адвокату Г. в его делах. Свидетель подтвердил, что в день рассмотрения жалобы С. на Совете АП УР он интересовался результатами рассмотрения по телефону, но это ему нужно было исключительно для себя, и адвокату Г. он ничего не сообщал.

Выслушав пояснения участников процесса, допросив свидетелей, изучив и проанализировав материалы гражданского дела, суд устанавливает следующие обстоятельства, имеющие значение для дела:

- 13 ноября 2008 года в АП УР поступила жалоба от С. на действия адвоката Г. (л.д. 10-12).

- 08 декабря 2008 года Вице-президент АП УР Красильников А.Н. подготовил заключение на имя Президента АП УР с предложениями: жалобу С. в отношении адвоката Г., практикующего в адвокатском кабинете г. Ижевска, признать допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства; возбудить дисциплинарное производство в отношении адвоката Г., вынеся его рассмотрение в Квалификационную комиссию при АП УР, уведомив всех участников дисциплинарного производства о месте и времени слушания дела (л.д. 13).

- 08 декабря 2008 года решением Президента АП УР в отношении адвоката Г. возбуждено дисциплинарное производство, рассмотрение которого вынесено на заседание Квалификационной комиссии АП УР, назначенное на 19 января 2009 года в 13.00 часов, о чем адвокат Г. извещен уведомлением, высланным в его адрес 12 января 2009 года за № 19 (л.д. 14, 19, 34).

Получив данные документы, адвокат Г. 19 января 2009 года за исходящим № 60 направил ответчику письменные возражения по жалобе С., к которым приложил копию листка временной нетрудоспособности (л.д. 20).

В связи с чем, рассмотрение дисциплинарного производства по жалобе было отложено, при этом истцу предложено до 30 января 2009 года представить в Квалификационную комиссию при АП УР соглашение № 07 от 06 июля 2007 года, заключенное между ним и С. (л.д. 60).

Дальнейшее разбирательство дисциплинарного производства в отношении адвоката Г. по жалобе С. Квалификационной комиссией при АП УР было назначено на 12 февраля 2009 года в 13.00 часов, о чем 03 февраля 2009 года истцу было направлено уведомление за исходящим № 122 (л.д. 21, 36).

- 12 февраля 2009 года Квалификационной комиссией при АП УР по материалам дисциплинарного производства в отношении адвоката адвокатского кабинета Г. вынесено заключение о наличии в действиях последнего нарушений норм Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в неисполнении своих обязанностей перед доверителем (л.д. 22-27).

Данное заключение было направлено в адрес адвоката Г. вместе с уведомлением за исходящим № 330 от 11 марта 2009 года о заседании Совета АП УР, назначенного на 18 марта 2009 года на 17 часов 30 минут (л.д. 28, 61).

- 18 марта 2009 года принято решение Совета АП УР, которым было признано наличие в действиях адвоката Г. нарушений норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (п.1 ч.1 ст.7, п.4 ч.1 ст.7, ст.25), Кодекса профессиональной этики адвоката (п.1 ст.8, п.2 ст.5).

В соответствии с п.6 ст.18 Кодекса профессиональной этики адвоката и решением конференции АП УР от 19 мая 2006 года «О мерах поощрения и дисциплинарной ответственности адвокатов Адвокатской палаты Удмуртской Республики» адвокату Г. объявлено предупреждение (л.д. 30, 31).

Данное решение направлено адвокату Г. 26 марта 2009 года за исходящим № 388 (л.д. 62).

05 августа 2009 года Г. обратился в суд с настоящим иском к АП УР (л.д. 3).

Данные обстоятельства установлены в судебном заседании пояснениями участников процесса, исследованными материалами гражданского дела и сторонами в целом не оспариваются.

Требования истца Г. являются не законными, не обоснованными и не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Суд признает, что заявленный спор возник из публичных правоотношений, как спор об оспаривании решений и заключения Адвокатской палаты УР.

Согласно ч.1 ст.3 Федерального закона от 31 мая 2002 года за №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее по тексту – ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ») адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.

В связи с чем, данный спор разрешается судом в порядке искового производства, но по правилам производства по делам, возникающим из публичных правоотношений (п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года №2).

В соответствии с ч. 1 ст. 256 ГПК РФ гражданин вправе обратиться в суд с заявлением о признании недействительными ненормативных актов в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод.

Аналогичная норма содержится в Кодексе профессиональной этики адвоката, принятом первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, с изменениями и дополнениями, утвержденными 2-м и 3-м Всероссийскими съездами адвокатов соответственно 08 апреля 2005 года и 05 апреля 2007 года (далее по тексту – Кодекс).

Так, согласно пункту 2 статьи 25 Кодекса, решение Совета Адвокатской палаты по дисциплинарному производству может быть обжаловано адвокатом, привлеченным к дисциплинарной ответственности, в трехмесячный срок со дня, когда ему стало известно или он должен был узнать о состоявшемся решении.

В связи с чем, суд приходит к выводу, что днем, когда адвокату стало известно о состоявшемся решении, следует признать день, когда он получил копию или был ознакомлен с данным решением, т.к. только при наличии указанного условия адвокат может реализовать данное ему право на обжалование принятого решения.

При разрешении ходатайства представителя ответчика судом дополнительно определены юридически значимые для дела обстоятельства и распределено бремя их доказывания. При этом на ответчика возложена обязанность по доказыванию факта пропуска истцом срока обращения в суд, а на истца обязанность по доказыванию факта обращения с заявленными требованиями в пределах установленного законом срока либо наличия обстоятельств, уважительных причин, дающих основания для восстановления пропущенного срока обращения в суд (л.д. 48).

Исследуя доводы сторон, суд приходит к выводу, что факт осведомленности истца о нарушении своих прав обжалуемыми решением Совета АП УР за пределами трехмесячного срока до подачи иска при рассмотрении настоящего гражданского дела не нашел своего подтверждения.

Так, судом установлено и не оспаривается участниками процесса, что истец не принимал участия в заседании Совета АП УР 18 марта 2009 года, когда было вынесено оспариваемое решение.

Данное решение было направлено ответчиком Г. с сопроводительным письмом за исходящим № 388 от 25 марта 2009 года (л.д.32, 62). Однако доказательств получения его истцом, ответчик не представил.

В судебном заседании истец пояснил, что впервые получил от ответчика решение Совета АП УР от 18 марта 2009 года уже после обращения в суд с настоящим иском.

Ссылка представителя ответчика на помощника адвоката Г. – Г., которому по телефону было сообщено о решении, принятом Советом АП УР 18 марта 2009 года, отклоняется судом. Так, в судебном заседании Г. подтвердил, что 18 марта 2009 года он узнал по телефону о решении, принятом Советом АП УР, но не сообщил об этом истцу. В связи с чем, суд признает факт осведомленности помощника истца о решении Совета АП УР от 18 марта 2009 года, не достаточным доказательством непосредственного ознакомления истца с оспариваемым решением.

Таким образом, суд установил, что течение трехмесячного срока обращения в суд, во время которого истец мог обжаловать решение Совета АП УР, до дня его обращения в суд с рассматриваемым иском, не начиналось и, соответственно, истец не пропустил трехмесячный срок на обжалование решения Совета Адвокатской Палаты от 18 марта 2009 года, установленный пунктом 2 статьи 25 Кодекса. В связи с чем, ходатайство представителя ответчика об отказе в удовлетворении исковых требований Г. по причине пропуска срока обращения в суд не подлежит удовлетворению.

Рассматривая требования истца Г. о признании незаконными и отмене решения Президента АП УР о возбуждении дисциплинарного производства от 08 декабря 2008 года, заключения Квалификационной комиссии при АП УР от 12 февраля 2009 года и решения Совета АП УР от 18 марта 2009 года по существу, суд приходит к выводу, что оспариваемые решения и заключение приняты в рамках предоставленных полномочий, в установленные законом сроки, являются обоснованными и не подлежат отмене.

Так, в силу абзацу 2 части 7 статьи 31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» президент адвокатской палаты возбуждает дисциплинарное производство в отношении адвоката при наличии допустимого повода и в порядке, предусмотренном Кодексом.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 20 Кодекса поводом для возбуждения дисциплинарного производства является, в том числе жалоба, поданная в адвокатскую палату доверителем адвоката.

В судебном заседании установлено, что 13 ноября 2008 года за входящим № 775 в АП УР была зарегистрирована жалоба С. от «11.11.09» (л.д. 10-12).

Суд признает, что дата написания жалобы является ошибочной, т.к. вместо правильного «08», Стерхова указала не верно – «09», поскольку жалоба, написанная 11 ноября 2009 года, не могла быть зарегистрирована ответчиком 13 ноября 2008 года и, соответственно, настоящий иск по рассматриваемой жалобе не мог поступить в суд 05 августа 2009 года.

Ссылка истца на то, что жалоба С. является недопустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства, поскольку содержит недостоверные сведения, что, в свою очередь, влечет незаконность и правовую необоснованность оспариваемых решений и заключения, является не состоятельной и не может быть принята судом по следующим основаниям.

Согласно нотариально удостоверенной доверенности от 21 августа 2007 года сроком на три года (л.д. 63), С. являлась доверителем истца, что не оспаривалось последним в рассматриваемом иске и в судебном заседании.

В соответствии с частью 2 статьи 20 Кодекса жалоба признается допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства, если она подана в письменной форме и в ней указаны: наименование адвокатской палаты, в которую подается жалоба; фамилия, имя, отчество доверителя адвоката, его место жительства; фамилия, имя отчество, а также принадлежность к соответствующему адвокатскому образованию адвоката, в отношении которого ставится вопрос о возбуждении дисциплинарного производства, реквизиты соглашения об оказании юридической помощи (если оно заключалось) и (или) ордера; конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей; обстоятельства, на которых лицо, обратившееся с жалобой, основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства; перечень прилагаемых к жалобе документов.

Частями 4-6 статьи 20 Кодекса перечислены не допустимые поводы для возбуждения дисциплинарного производства, к которым жалоба доверителя не относится.

08 декабря 2008 года за №1052 Вице-президентом АП УР на имя Президента АП УР по жалобе С. было подготовлено заключение, которым было предложено признать жалобу С. в отношении адвоката Г., практикующего в адвокатском кабинете г. Ижевска, допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства (л.д. 13).

После чего, 08 декабря 2008 года Президент АП УР признал представленные документы допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства и возбудил его в отношении адвоката Г. (л.д.14).

Таким образом, суд приходит к выводу, что решение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Г. принято полномочным должностным лицом с соблюдением требований, установленных ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом.

При этом ссылка истца на то, что оспариваемое им решение о возбуждении дисциплинарного производства принято без какой-либо предварительной проверки, отклоняется судом, т.к. проведение предварительной проверки не основано на нормах законодательства об адвокатуре и Кодекса.

Кроме того, в силу ст.3 ГПК РФ, судебной защите подлежит лишь нарушенное право. Суд признает, что решение о возбуждении дисциплинарного производства, принятое в соответствии с действующим законодательством, не нарушает прав, свобод и законных интересов истца, незаконно не возлагает на него какой-либо обязанности, поэтому требование истца о признании его незаконным, необоснованным и последующей отмене не подлежит удовлетворению.

В соответствии со ст.22 Кодекса дисциплинарное производство включает в себя следующие стадии:

1) разбирательство в Квалификационной комиссии при АП субъекта РФ;

2) разбирательство в Совете АП субъекта РФ.

Пункт 1 части 5 статьи 23 Кодекса устанавливает, что участники дисциплинарного производства с момента его возбуждения имеют право знакомиться со всеми материалами дисциплинарного производства, делать из них выписки, снимать копии, в том числе с помощью технических средств.

В соответствии со статьей 21 Кодекса 12 января 2009 года истцу было направлено решение от 08 декабря 2008 года о возбуждении дисциплинарного производства по жалобе С., а также уведомление о разбирательстве дисциплинарного производства в Квалификационной комиссии при АП УР, назначенном на 19 января 2009 года. При этом в решении от 08 декабря 2008 года истцу были письменно разъяснены все его права и обязанности в рамках дисциплинарного производства (л.д. 19, 14).

Получив данное уведомление, истец направил в Квалификационную комиссию при АП УР письменные возражения с сообщением о своей временной нетрудоспособности (л.д. 20).

После чего рассмотрение дисциплинарного производства было отложено на 12 февраля 2009 года (л.д. 21, 36).

Исходя из изложенного, суд констатирует, что в материалах дела отсутствуют, и истец не представил доказательств того, что ему было отказано, и он был лишен ответчиком права на ознакомление с материалами дисциплинарного производства. Более того, факт отложения рассмотрения материалов дисциплинарного производства в отношении Г. почти на месячный срок свидетельствует о том, что время на ознакомление с материалами дисциплинарного производства у него было, даже в случае, если он не успел сделать этого до первого заседания Квалификационной комиссии АП УР.

19 января 2009 года в Квалификационную комиссию при АП УР от С. поступило дополнение к ранее поданной ею жалобе, в котором она просила привлечь адвоката Г. к дисциплинарной ответственности за невыполнение принятых на себя обязательств (л.д. 16).

Ссылка истца на то, что прием ответчиком указанного дополнения к жалобе не основан на законе, отклоняется судом, поскольку пункт 8 части 2 статьи 20 Кодекса допускает приложение дополнительных документов к поданной жалобе.

Часть 5 статьи 24 Кодекса позволяет проводить разбирательство и принимать решение Советом при неявке кого-либо из участников дисциплинарного производства.

Однако согласно части 1 статьи 24 Кодекса участники дисциплинарного производства извещаются о месте и времени заседания Совета.

При распределении бремени доказывания суд возложил предоставление доказательств данного обстоятельства на ответчика (л.д. 8). В связи с чем, им было приобщено к материалам дела письмо на имя истца с уведомлением о дальнейшем разбирательстве дисциплинарного производства в Совете АП УР, назначенном на 18 марта 2009 года в 17 часов 30 минут в помещении АП УР (л.д. 28). Данное уведомление было зарегистрировано в книге исходящей корреспонденции за № 330 от 11 марта 2009 года, выкопировка из которой также была представлена в суд (л.д. 61).

Однако указанные документы не являются достаточным доказательством того, что уведомление было отправлено по адресу истца, а истец заблаговременно извещен о месте и времени заседания Совета АП УР.

В судебном заседании истец пояснил, что представленное ответчиком уведомление он не получал и о месте и времени заседания Совета АП УР не был извещен, поэтому был лишен права высказать свою позицию на заседании Совета АП УР, состоявшегося 18 марта 2009 года.

Учитывая изложенное, суд предложил истцу высказать свои доводы, которые он намеревался изложить на заседании Совета АП УР 18 марта 2009 года.

В судебном заседании адвокат Г. пояснил, что он хотел сообщить членам Совета АП УР о том, что никаких доказательств его вины нет, что данное дисциплинарное производство возбуждено по жалобе, в которой изложены не соответствующие действительности обстоятельства.

Проанализировав показания истца, учитывая вышеизложенные особенности разбирательства по дисциплинарному производству Советом АП УР (ст. 24 Кодекса), суд приходит к выводу, что факт отсутствия доказательств извещения адвоката Г. о месте и времени заседания Совета АП УР не является достаточным основанием для признания меры привлечения его к дисциплинарной ответственности не законной.

Частью 4 статьи 24 Кодекса установлено, что Совет АП не вправе пересматривать выводы Квалификационной комиссии в части установления ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы сообщения и заключения комиссии. При этом представление новых доказательств не допускается.

Учитывая вышеизложенное, принимая во внимание ч. 2 ст. 25 Кодекса, суд приходит к выводу, что заключение Квалификационной комиссии, разбирательство в которой представляет собой первую стадию дисциплинарного производства, самостоятельному обжалованию не подлежит.

Исходя из системного толкования положений ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса, суд признает, что применение конкретных мер дисциплинарной ответственности является исключительной прерогативой Адвокатской палаты, и суд не вправе входить в обсуждение данного вопроса. В данном случае суд ограничивается проверкой процедуры рассмотрения дисциплинарного производства в отношении адвоката Г. и приходит к выводу, что данная процедура ответчиком не нарушена.

В соответствии с частью 1 статьи 18 Кодекса нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом.

Мерами дисциплинарной ответственности могут являться:

1) замечание;

2) предупреждение;

3) прекращение статуса адвоката (п. 6 ст. 18 Кодекса).

Суд установил, что решение Совета АП УР о привлечении истца к дисциплинарной ответственности принято в установленные сроки.

Так, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения в отпуске.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года (ч. 5 ст. 18 Кодекса).

Суд констатирует, что в рассматриваемом случае с момента обнаружения проступка (т.е. со дня поступления жалобы С. в АП УР) до дня принятия оспариваемого решения Совета АП УР (с 13 ноября 2008 года до 18 марта 2009 года) прошло менее шести месяцев и не более одного года со дня совершения нарушения.

Оспариваемое решение Совета АП УР принято полномочным органом, при наличии кворума, в соответствии с правовыми нормами, установленными ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса.

Согласно ч. 5 ст.31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» заседание считается правомочным, если на нем присутствуют не менее двух третей членов Совета. Из 15 избранных членов Совета АП УР 18 марта 2009 года на заседании присутствовало 10 членов, что составляет две трети от числа избранных.

В ходе рассмотрения дисциплинарного производства было представлено соглашение № 7 от 06 июля 2007 года об оказании юридической помощи, заключенное между доверителем С. и адвокатом Г., которое, как установлено заключением Квалификационной комиссии, не отвечает требованиям ст.25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», что, в свою очередь, способствовало возникновению конфликта между адвокатом и доверителем. Так, на основании представленных документов (соглашение, квитанции об оплате услуг адвоката – л.д.17, 18), Квалификационная комиссия пришла к выводу, что истец взял на себя обязательства по оказанию юридической помощи по жилищному спору, но с 06 июля 2007 года по октябрь 2008 года данные обязательства не исполнял, поэтому доверитель отозвала выданную ему доверенность на представление ее интересов в суде и обратилась в АП УР с настоящей жалобой.

Квалификационная комиссия дала оценку доводам истца, изложенным в его письменных возражениях, и признала их несостоятельными.

При этом Совет АП УР большинством голосов согласился с заключением Квалификационной комиссии и пришел к выводу о нарушении адвокатом Г. ст.25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.1 и п.4 ч.1 ст.7, п.1 ст.8, п.2 ст.5 Кодекса.

В результате, в соответствии с п.2 ч.6 ст.18 Кодекса адвокату Г. было объявлено предупреждение.

Таким образом, суд приходит к выводу, что заключение Квалификационной комиссии при Адвокатской палате УР и решение Совета Адвокатской Палаты УР являются законными и обоснованными, а потому требования истца адвоката Г. не подлежат удовлетворению.

Ссылка истца на то, что Президент АП УР, возбудивший дисциплинарное производство, не может одновременно являться председателем Квалификационной комиссии при АП УР и председателем Совета АП УР, отклоняется и не может быть принята судом, поскольку противоречит нормам действующего законодательства. Как было указано выше, в силу абзаца 2 части 7 статьи 31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» дисциплинарное производство возбуждается именно президентом адвокатской палаты. Кроме того, согласно части 3 статьи 33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» председателем Квалификационной комиссии является Президент Адвокатской палаты по должности. В свою очередь, президент избирается из состава членов совета адвокатской палаты (п.1 ч.3 ст.31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

Ссылка истца на то, что оспариваемые им заключение и решения порочат его честь, достоинство и деловую репутацию, является не состоятельной, и не может быть принята судом по следующим основаниям. Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, изложенным в постановлении от 24 февраля 2005 года №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (пункт 7), опровержение распространенных порочащих сведений как способ защиты чести и достоинства возможно при наличии совокупности трех юридически значимых обстоятельств: сведения должны быть распространены, сведения должны не соответствовать действительности и сведения должны быть порочащими, при этом в основе оценки сведений как порочащих лежит объективный критерий. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.

Учитывая изложенное, суд признает, что заключение Квалификационной комиссии при АП и решение Совета АП, принятые в рамках дисциплинарного производства, относятся к иным официальным документам, для оспаривания которых Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» установлен иной порядок.

Довод истца о том, что ссылки ответчика в оспариваемых решениях на Кодекс несостоятельны, поскольку он не является законом, отклоняется судом по следующим основаниям.

Одним из основных положений о роли адвокатов, принятых восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Гаване с 27 августа по 07 сентября 1990 года, было сформулировано, что Кодексы профессионального поведения адвокатов должны устанавливаться профессией через свои соответствующие органы или в соответствии с законодательством, отвечающим положениям национального права и обычая и признаваемого международными стандартами и нормами.

Согласно п.2 ст.4, пп.2 п.2 ст.36 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» Кодекс принимается всероссийским съездом адвокатов, устанавливает обязательные для каждого адвоката правила его поведения при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры, а также основания привлечения адвоката к ответственности. Одной из обязанностей адвоката является соблюдение Кодекса, о чем претендент, успешно сдавший квалификационный экзамен, приносит присягу (пп.4 п.1 ст.7, ст.13 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»). При этом в силу п.4 ст.29 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская палата осуществляет контроль за соблюдением адвокатами Кодекса. Действующий на день рассмотрения настоящего гражданского дела в суде Кодекс принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года с изменениями и дополнениями, утвержденными 2-м Всероссийским съездом адвокатов 08 апреля 2005 года и 3-м Всероссийским съездом адвокатов 05 апреля 2007 года, и подлежит применению при разрешении заявленного спора.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что не имеется оснований для признания незаконными, необоснованными и отмены оспариваемых заключения и решений, поскольку они не нарушают права, обязанности и законные интересы истца, а потому исковые требования адвоката Г. не подлежат удовлетворению в полном объеме.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Исковое заявление адвоката Г. к Адвокатской палате Удмуртской Республики о признании незаконными и отмене решения Президента Адвокатской палаты Удмуртской Республики от 08 декабря 2008 года о возбуждении дисциплинарного производства, заключения Квалификационной комиссии при Адвокатской палате Удмуртской Республики от 12 февраля 2009 года и решения Совета Адвокатской палаты Удмуртской Республики от 18 марта 2009 года оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Верховный суд УР в течение 10 дней после его принятия в окончательной форме через районный суд.

Решение в окончательной форме изготовлено председательствующим судьей на компьютере 23 ноября 2009 года.

Председательствующий судья: Кричкер Е.В.