УДАР В СЕРДЦЕ КОНВЕНЦИИ
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЗАЩИТИЛ РОССИЙСКИХ АДВОКАТОВ
Открытое обращение Совета Адвокатской Палаты Удмуртской Республики
Константин Ривкин, член Совета АП Москвы, интервью об актуальных вопросах адвокатуры
Гасан Мирзоев: Защитникам нужен закон, который защищал бы их самих
О поправках к проекту № 469485-7 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
Памятка адвокатам, участвующим в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению на территории Удмуртской Республики

 

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

 

25 июня 2008 года г. Ижевск УР

Октябрьский районный суд г. Ижевска в составе: председательствующего судьи Карповой О.П., при секретаре Никитиной Я.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску адвоката Э-на Л. С. к Адвокатской палате Удмуртской Республики о признании незаконным решения Совета Адвокатской палаты E.H. от 05 марта 2008 г. и восстановлении статуса адвоката,

у с т а н о в и л:

Адвокат Первой Ижевской коллегии адвокатов Э-н Л.С. (далее по тексту – истец) обратился в суд с иском к Адвокатской палате Удмуртской Республики (далее по тексту – ответчик, АП УР) о признании решения Совета Адвокатской Палаты Удмуртской Республики (далее по тексту – Совет АП УР) от 05 марта 2008 года о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконным и восстановлении статуса адвоката.

Оспариваемым решением истец привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение пп. 1,4 ч. 1, ст. 7 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8, п. 1 пп. 1, 2, 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката. Мерой дисциплинарной ответственности явилось прекращение статуса адвоката, с чем истец не согласен по следующим основаниям.

Дисциплинарное производство в отношении адвоката Э-на Л.С. возбуждено на основании частного постановления судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска Сарнаевой О.В., в котором указано, что он якобы не выполнил свои обязанности, связанные с защитой подсудимого В-ва А.В., по существу выступив на стороне обвинения, чем лишил осужденного права на защиту. Адвокат Э-н Л.С. считает, что обстоятельства, указанные в частном постановлении судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска, не соответствуют действительности. Судье Сарнаевой О.В. была представлена защитительная речь по уголовному делу В-ва А.В., но без подписи, и данный экземпляр должен был находиться в уголовном деле.

Кроме того, по данному делу при выполнении требования ст. 217 УПК РФ, им было заявлено ходатайство о назначении предварительного слушания на предмет признания недопустимыми ряда доказательства. Особый порядок рассмотрения уголовного дела он не просил, придерживался позиции В-ва А.В. - непризнание им вины. Его позиция был - оправдательный приговор в отношении В-ва А.В. Ни с протоколом судебного заседания о назначении судебного заседания, ни с протоколом судебного заседания он не знакомился, заявления на ознакомление с протоколом судебного заседания и замечания на него не подавал. Частное постановление от 11 декабря 2007 года он не обжаловал.

Свою позицию адвокат Э-ян Л.С. обосновал тем, что, по его мнению, Совет АП УР, руководствуясь п. 2 ч. 2 ст. 17, ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», при рассмотрении дисциплинарного производства в отношении Э-на Л.С., применил нормы права, которые противоречат ст.ст. 30, 34, 37 Конституции РФ.

В судебном заседании истец Э-ян Л.С. заявленные исковые требования поддержал в полном объеме, ссылаясь на доводы, изложенные в иске, просил их удовлетворить.

В судебном заседании представитель ответчика – вице-президент АП УР, адвокат Красильников А.Н., действующий на основании доверенности от 17 марта 2008 года сроком до 17 марта 2008 года (л.д. 13), исковые требования адвоката Э-на Л.С. не признал, полагал их не подлежащими удовлетворению. При этом пояснил, что обжалуемое истцом решение Совета АП УР является законным и обоснованным (л.д. 82-83).

Свидетель – Черных Э.П., допрошенная в ходе судебного заседания 07 июня 2008 года, пояснила, что является секретарем судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска Сарнаевой О.В. 06 ноября 2007 года при назначении уголовного дела по обвинению В-ва А.В. по ч. 1 ст. 228 УК РФ к слушанию, Э-ян Л.С. несмотря на то, что подсудимый не признавал своей вины в совершении преступления, просил рассмотреть дело в особом порядке. 20 ноября 2007 года в судебных прениях, когда государственный обвинитель, помощник прокурора Мордвина В.Р. попросила назначить подсудимому наказание в виде 1 года лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ, адвокат пояснил, что согласен с позицией прокурора и, если суд примет сторону обвинения, то они с подсудимым В-вым А.В. будут считать, что спор полностью разрешен, претензий у них не будет. При этом адвокат Э-ян Л.С. просил не заносить в протокол судебного заседания некоторые фразы, сказанные им в судебном заседании, но протокол велся в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом, и все им сказанное занесено в протокол.

После вынесения судьей Сарнаевой О.В. постановления об отстранении адвоката от дальнейшего участия в качестве защитника, был назначен новый адвокат, подсудимый против нового защитника не возражал. Постановление об отстранении адвокатом не обжаловалось, письменные пояснения в прениях адвокат к материалам дела не приобщал, судье их не передавал.

Выслушав пояснения участников процесса, свидетеля, изучив и проанализировав материалы гражданского дела, уголовного дела, материалы дисциплинарного производства, суд устанавливает следующие обстоятельства, имеющие значение для дела:

24 декабря 2007 года Президенту Адвокатской Палаты Удмуртской Республики Талантову Д.Н. вице-президентом Палаты было направлено заключении по материалам предварительной проверки частного постановления судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска Сарнаевой О.В. в отношении адвоката Э-на Л.С. (л.д. 39), в соответствии с которым частное постановление от 11 декабря 2007 года судьи Сарнаевой О.В. в отношении адвоката Первой Ижевской коллегии адвокатов («ПИКА») Э-на Л.С. признано допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства.

25 декабря 2007 года решением Президента АП УР в отношении адвоката Э-на Л.С. возбуждено дисциплинарное производство, рассмотрение которого вынесено на заседание Квалификационной комиссии АП УР, назначенное на 12 февраля 2008 года, о чем адвокат Э-н Л.С. извещен письменно 14 января 2008 года (л.д. 41). Поводом к возбуждению дисциплинарного производства стало частное постановление (л.д. 38).

12 февраля 2008 года Квалификационной комиссией при АП УР по материалам дисциплинарного производства в отношении адвоката Э-на Л.С. вынесено заключение о наличии в действиях последнего нарушений норм Кодекса профессиональной этики адвоката. На заседании комиссии присутствовал адвокат Э-н Л.С. (л.д. 47-50).

05 марта 2008 года Советом Адвокатской Палаты Удмуртской Республики вынесено решение, в соответствии с которым признано наличие в действиях адвоката Первой Ижевской коллегии адвокатов Удмуртской Республики Э-на Л.С., нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики, выразившееся в совершении действий, порочащих честь и достоинство адвоката и умаляющих авторитет адвокатуры, и решено применить к адвокату Э-ну Л.С. меру дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката (л.д. 54-57).

Данные обстоятельства установлены в судебном заседании пояснениями участников процесса, исследованными материалами гражданского дела и сторонами в целом не оспариваются.

Требования истца адвоката Э-на Л.С. являются незаконными, необоснованными и не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2002 года за №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее по тексту – ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ») адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и, как институт гражданского общества, не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Защита гражданских прав, согласно ст. 12 ГК РФ осуществляется, в том числе путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Часть 1 статьи 3 ГПК РФ устанавливает право на обращение в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Пунктом 1 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката установлено, что «нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом».

В числе мер дисциплинарной ответственности предусмотрены замечание, предупреждение и прекращение статуса адвоката (п. 6 статьи 18 Кодекса). Следовательно, применение к истцу меры дисциплинарной ответственности, явившейся следствием установления факта нарушения им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса, безусловно, оказывает влияние на его права и законные интересы, а поэтому в случае несогласия, может быть обжаловано им в суде. При этом ни ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», ни Кодекс не содержит правовых норм, запрещающих данные действия.

Проанализировав оспариваемое истцом решение Совета АП УР, суд приходит к выводу, что оно принято в рамках предоставленных полномочий, в установленные законом сроки, является обоснованным и не подлежит отмене.

Так, согласно пункту 1 статьи 20 Кодекса поводом для возбуждения дисциплинарного производства является, в том числе сообщение суда (судьи) в адрес Совета АП УР в случаях, предусмотренных федеральным законодательством.

Поводом к возбуждению дисциплинарного производства в отношении истца стало сообщение судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска Сарнаевой О.В. в форме частного постановления.

Ссылка истца на то, что сообщение судьи является недопустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства, поскольку не предусмотрено федеральным законодательством, не является процессуальным документом и не подлежит обжалованию в судебном порядке, что, в свою очередь, влечет незаконность и правовую необоснованность оспариваемых заключения и решения, является не состоятельной и не может быть принята судом по следующим основаниям.

Согласно ст. 29 УПК РФ, если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым.

То есть уголовно процессуальный кодекс предусматривает право суда на вынесение частного определения (постановления), как средство реагирования на выявленные обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также на другие нарушения, допущенные при производстве расследования или нижестоящим судом.

Таким образом, суд приходит к выводу, что повод для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Э-на Л.С. в виде частного постановления в адрес Председателя Адвокатской Палаты Удмуртской Республики предусмотрен федеральным законодательством, поэтому является правомерным и обоснованным.

Согласно текста частного постановления от 11 декабря 2007 года, адвокатом Э-ом Л.С. были допущены нарушения действующего законодательства, что свидетельствует о низком профессиональном уровне и квалификации защитника, незнании им норм уголовно-процессуального закона. Отстранение защитника Э-на Л.С. от участия в деле по обвинению В-ва А.В. способствовало затягиванию судебного разбирательства, в связи с необходимостью решения вопроса о замене адвоката.

Вышеизложенные обстоятельства были предметом разбирательства в ходе дисциплинарного производства, и нашли свое полное подтверждение.

Адвокат Э-н Л.С. с момента предварительного расследования осуществлял защиту В-ва А.В., обвиняемого по ч. 1 ст. 228 УК РФ. Вострокнутов В.А вину в предъявленном ему обвинении по ч. 1 ст. 228 УК РФ не признавал.

06 ноября 2007 года в отношении подсудимого В-ва А.В. с участием адвоката Э-на Л.С. Октябрьским районным судом г. Ижевска решался вопрос о назначении судебного заседания. Согласно протокола судебного заседания от 06 ноября 2007 года, в котором принимал участие адвокат Э-н Л.С., что установлено и не оспаривается участниками процесса, защитник Э-н Л.С. заявил ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, пояснив, что его подзащитный с вопросом рассмотрения дела в особом либо в общем порядке определится позднее.

В-ов А.В. против рассмотрения дела в особом порядке возражал. Суд не усмотрел оснований для рассмотрения уголовного дела в особом порядке, отказал в удовлетворении ходатайства защитника Э-на Л.С. Суд постановил назначить открытое судебное заседание по уголовному делу по обвинению В-ва А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, о чем вынесено постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания от 06 ноября 2007 года.

20 ноября 2007 года с участием адвоката Э-на Л.С., осуществлявшего защиту В-ва А.В. начато рассмотрение уголовного дела, при этом подсудимый придерживался позиции непризнания вины по предъявленному ему обвинению.

11 декабря 2007 года состоялись судебные прения, представитель государственного обвинения просил признать В-ва А.В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ и назначить ему наказание в виде 1 года лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, наказание считать условным с испытательным сроком на 1 год 4 месяца.

Защитник Э-н Л.С. в судебных прениях указал, что он был настроен по-другому, его «подкупил прокурор». Он полностью согласен с позицией прокурора. Адвокат Э-н Л.С. отметил, что в действиях сотрудников милиции было много нарушений, задержание подсудимого осуществлено с нарушением закона. Считает, что если суд примет предложение прокурора, то они будут считать, что «спор полностью разрешен и претензий не будет».

На стадии судебных прений суд удалился в совещательную комнату и при выходе огласил постановление об отстранении адвоката от дальнейшего участия в качестве защитника подсудимого В-ва А.В., в связи с нарушением им, при осуществлении защиты подсудимого, права на защиту. Также было вынесено частное постановление, в котором указано, что занятая позиция адвоката Э-на Л.С. по осуществлению защиты В-ва А.В. полностью противоречила интересам последнего, поскольку на протяжении предварительного следствия и в судебном заседании В-ов А.В. последовательно отрицал свою причастность к совершению данного преступления. Защитник же подсудимого на стадии прений неоднократно повторял, что «его подкупила позиция прокурора» о назначении наказания с применением ст. 73 УК РФ. В связи с чем, он также просил суд признать Вострокнутова А.В. виновным по ч. 1 ст. 228 УК РФ, назначив ему наказание с применением ст. 73 УК РФ, чем было нарушено право на защиту подсудимого.

При этом ссылка истца на то, что его позиция не расходилась с позицией В-ва А.В., поскольку им в суд была предоставлена защитительная речь в письменном варианте, но не подписанная им, не нашла подтверждения в ходе судебного заседания. С протоколом судебного заседания он не знакомился, замечания не приносил, так как был отстранен от ведения дела, частное постановление судьи им не обжаловалось.

Суд считает, что доводы, изложенные в частном постановлении, нашли свое подтверждение в ходе судебного заседания. А избрание адвокатом Э-ом Л.С. позиции, противоречащей позиции своего подзащитного, свидетельствует о нарушении со стороны защитника права на защиту В-ва А.В.

При этом адвокат Э-н Л.С. при рассмотрении вопроса о назначении судебного заседания 6 ноября 2007 года, не вправе был заявлять ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке, поскольку его подзащитный не признавал вину и возражал против рассмотрения дела в особом порядке. Ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением – это прерогатива обвиняемого (ст. 315 УПК РФ).

11 декабря 2007 года в судебных прениях адвокат Э-н Л.С. согласившись с позицией государственного обвинителя, считавшего, что вина В-ва А.В. установлена в судебном заседании, и просившего признать последнего виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, тогда как подсудимый виновным себя в инкриминируемом ему преступлении не признавал, грубо нарушил право подсудимого В-ва А.В. на защиту, гарантированное Конституцией РФ.

В соответствии со ст. 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Как следует из Постановления Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 года № 2-П, закрепленное в статье 48 (часть 2) Конституции РФ право пользоваться помощью адвоката (защитника) является одним из проявлений более общего права, гарантированного статей 48 (часть 1) Конституции РФ каждому человеку - права на получение квалифицированной юридической помощи. Институт адвокатуры есть государственная гарантия конституционного права на квалифицированную юридическую помощь.

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (пп. 1 и 4 п. 1 ст. 7; п. 2 ст. 7 названного Закона).

Защитник - лицо, осуществляющее в установленном УПК РФ порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. В качестве защитников допускаются адвокаты (ч. 1 и 2 ст. 49 УПК РФ). С момента допуска к участию в уголовном деле защитник, в частности, вправе: присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном УПК РФ; знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому; знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств; заявлять ходатайства и отводы; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом; использовать иные не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты (п. 4-8, 10, 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

В силу статьи 67 ГПК РФ, оценив каждый из вышеизложенных документов в отдельности, показания участников процесса, с учетом их относимости, допустимости, достоверности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности, суд приходит к выводу, что в материалах дела имеются исчерпывающие доказательства того, что адвокат Э-н Л.С. не оказал В-ву А.В. квалифицированной юридической помощи, высказав позицию - признание его виновным, тем самым усугубив положение подсудимого. Данная позиция суда подтверждается и судебной практикой. В нарушение ст.ст. 49, 51, 53 УПК РФ адвокат не выполнил свои обязательства, связанные с защитой подсудимого, по существу выступив на стороне обвинения, чем лишил его права на защиту, гарантированного Конституцией Российской Федерации и Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 08 августа 2007 года № 316-ПО7 (л.д. 142).

Доводы Э-на Л.С. о том, что им не заявлялось ходатайство об избрании особого порядка рассмотрения уголовного дела в отношении В-ва А.В. при рассмотрении вопроса о назначении судебного заседания, он лишь ходатайствовал об исключении доказательств, а также, что в судебных прениях он придерживался позиции подсудимого, просил вынести оправдательный приговор, суд считает не состоятельными.

В судебном заседании исследовалось уголовное дело, протоколы судебных заседаний, в которых подтверждаются обстоятельства, указанные в частном постановлении судьи Сарнаевой О.В. Суд не находит оснований не доверять представленным доказательствам. Кроме этого, истцом не представлены доказательства, что им было поданы замечания на протокол судебного заседания.

Ссылка истца на то обстоятельство, что он не заявлял ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, а заявлял ходатайство об исключении доказательств, не указав какие конкретно доказательства он просил исключить, также не состоятельна. При назначении судебного заседания, защитник не вправе заявлять ходатайство об исключении доказательств, признании их недопустимыми, а вправе просить назначить предварительное слушание по этим основания, и уже в ходе предварительного слушания заявлять ходатайства об исключении доказательств по уголовному делу (ст. 229 УПК РФ).

Кроме того, в представленной в суд истцом защитительной речи (л.д. 15) нет каких-либо упоминаний о признании каких-либо доказательств недопустимыми, в соответствии со ст. 75 УПК РФ.

Согласно ст.ст. 12, 56 ГПК РФ, правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, и каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Так Квалификационная комиссия при Адвокатской Палате Удмуртской Республики на своем заседании 12 февраля 2008 г., при участии Э-на Л.С, исследовав представленные участниками дисциплинарного производства объяснения и доказательства, верно пришла к выводу о том, что со стороны адвоката Э-на Л.С. имели место нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года:

п. 1 ст. 8 - При осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.

п. 1 пп. 1, 2, 3 ст. 9 - Адвокат не вправе:

действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне;

занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;

делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если он ее отрицает.

Кроме того, Э-н Л.С. допустил ряд грубых нарушений Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (п. 1, 4 ч. 1 ст. 7):

адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя;

адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики и исполнять решения органов адвокатской палаты.

Совет Адвокатской Палаты Удмуртской Республики на своем заседании 05 марта 2008 года верно согласился с заключением Квалификационной комиссии при Адвокатской Палате УР от 12 февраля 2008 года, и после проведения тайного голосования вынес решение о применении к Э-ну Л.С. меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката.

При этом Совет Адвокатской Палаты УР учел, что ранее, 24 января 2008 года, в отношении Э-на Л.С. по другому дисциплинарному производству уже была применена мера дисциплинарной ответственности в виде предупреждения (л.д.137).

Ссылка истца на то что, по его мнению, Совет Адвокатской Палаты УР, руководствуясь п. 2 ч. 2 ст. 17, ст. 31 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", применил нормы права, которые противоречат ст. ст. 30, 34, 37 Конституции РФ, не состоятельна по следующим основаниям.

Истец Э-н Л.С. считает, что Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", ограничивается его право на выбор рода деятельности и профессии, а равно на свободу участия в объединениях, к которым он относит и Адвокатские Палаты, полагая при этом, что Адвокатские Палаты не имеют право присваивать и прекращать статус адвоката. При этом иных правовых оснований, кроме ссылок на Конституцию РФ, для обжалования в суде решения Совета Адвокатской Палаты УР от 05 марта 2008 года, Э-ян Л.С. в своем иске не приводит.

Однако ранее Конституционный Суд Российской Федерации уже рассматривал аналогичные жалобы, в частности, по вопросу обязательного членства в нотариальной палате частнопрактикующих нотариусов.

Так, проведя слушание 29 апреля 1998 года, Конституционный Суд РФ вынес 19 мая 1998 года постановление № 15-п о том, что обязательное членство в нотариальной палате частнопрактикующих нотариусов не нарушает положений статьи 19, 30 (часть 2) Конституции Российской Федерации. В постановлении указывается на то, что нотариальные палаты имеют публично-правовое предназначение, проявляющееся в контроле за исполнением нотариусами, занимающимися частной практикой, своих профессиональных обязанностей, а также в обращении в суд с ходатайствами о лишении их (частнопрактикующих нотариусов) права заниматься нотариальной деятельностью за нарушение законодательства. Конституционный Суд Российской Федерации, приняв во внимание вышеуказанные полномочия нотариальной палаты, постановил, что принцип добровольного членства не может быть применен к нотариальным палатам.

Относительно статуса нотариальных палат Конституционный Суд отметил, что они должны рассматриваться в качестве негосударственных организаций, наделенных соответствующими полномочиями от имени государства. При таких обстоятельствах суд считает, что в адвокатских палатах РФ действуют те же принципы построения отношений, основанные на членстве, как и в нотариальных палатах.

Решением Европейского Суда по правам человека от 03 апреля 2001 года по жалобе № 44319/98 СЛ/Р против Российской Федерации, суд пришел к выводу о том, что нотариальные палаты, организованные в РФ на обязательном членстве нотариусов, действуют строго в рамках правового поля российского и международного законодательства.

Проанализировав показания истца, учитывая вышеизложенные особенности разбирательства по дисциплинарному производству Советом АП УР, суд приходит к выводу, что в действиях адвоката Первой Ижевской коллегии адвокатов УР Э-на Л.С. имеются нарушения норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации (п. 1, 4 ч. 1 ст. 7 и Кодекса профессиональной этики адвоката (п. 1 ст. 8, пп. 1, 2, 3 ст. 9).

Таким образом, суд приходит к выводу, что решение Совета Адвокатской Палаты УР от 05 марта 2008 года является законным и обоснованным, а потому требования истца адвоката Э-на Л.С. не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, Р Е Ш И Л:

Исковое заявление адвоката Э-на Л.С. к Адвокатской палате Удмуртской Республики о признании незаконным решения Совета Адвокатской палаты Удмуртской Республики от 05 марта 2008 года и восстановлении статуса адвоката оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Верховный суд Удмуртской Республики в течение 10 дней после его принятия в окончательной форме через районный суд.

Председательствующий судья: Карпова О.П.